Jan. 21st, 2017

dannallar: (Default)
 Глава 9.Боб и Стиви-О
Талибы тоже наблюдали за нами. 
Рота пехоты, охраняла Кэмп Бастион, занимая посты на заборе по периметру и ответвления, защищающие взлетно-посадочную полосу С130, куда садились «Геркулесы». Большую часть времени и личного состава требовала охрана самого уязвимого пункта лагеря, его главных ворот.
Почти постоянная линия местных грузовиков и тягачей стояла в очереди снаружи, доставляя бесконечную гору поставок, что бы накормить и снабдить гарнизон. Большинство транспортных средств прибывало из авиабазы Кандагар, куда большая часть поставок прибывала тяжелыми транспортными самолетами дальнего действия Королевских ВВС С17 или чартерными «Антоновыми». Местные автомобили держали на расстоянии 200 метров за ограждением из гамбионов «Хеско», защитой охраны от террористов-смертников. Их осторожно вызывали вперед, одного за другим и обыскивали до кончиков пальцев ног, прежде чем позволить попасть внутрь.
Однажды ночью, бдительный часовой заметил, что водитель залез на свое такси и начал звонить по своему мобильному телефону, как раз в тот момент, как пара «Апачей» прогремела сверху. Тайные наблюдатели были во всех ожидающих грузовиках.
Мы обнаружили, что это не был только один водитель. Почти все они залазили на крыши, что бы получить лучший сигнал мобильного телефона, каждый раз, как мы взлетали. В Северной Ирландии мы называли это «dicking», слежка (одно из значений слова dick, помимо мужского полового органа, это «сыщик» или точнее филер, шпик, ведущий наружное наблюдение – прим. перевод.). На каком-то этапе их поездки из Кандагара, талибы перехватывали водителей и нанимали – или запугивали их докладывать относительно наших передвижений.
У нас было ноющее предчувствие за недели до этого открытия, что враги, казалось, знали заранее, что мы прибывали. Теперь мы знали почему. Как только они получали звонок от Кэмп Бастиона, они включали секундомер, засекая время реагирования для определенного местоположения и сворачивали атаки на патрули морпехов за минуту до нашего прибытия.
Слежка была угрозой и нашей безопасности и частям на земле. Спуск и Билли ввели новые правила, что бы попытаться противостоять этому. С этого времени, «Апачи» никогда не пролетали над главными воротами, мы выключали все огни ночью и мы всегда взлетали не в том направлении, куда мы действительно направлялись. Это причиняло настоящую боль, потому что полет на несколько кликов в сторону от нашего пути, только затем что бы одурачить шпиков, добавлял минуту или две к времени, необходимому что бы добраться до наших парней. Но крайне важно было попытаться объехать талибов по кривой. 
Они учились, мы учились; тогда мы должны были учиться снова. Это напоминало гусеницу – одно движется за другим, без конца. И афганская гусеница не прекращала двигаться. Чем дольше продолжалась кампания в Гильменде, чем сложнее становилось поле битвы.
Пока тщательная разведка в операции «Ледник» продолжалась, огромные требования по поддержке «Апачами» в других местах держало нас отчаянно занятыми. Это было на всем протяжении провинции. Так что по крайней мере одно из звеньев эскадрильи теперь вело огонь на поражение на нескольких полях сражений каждый день. Мы расходовали ресурсы на феноменальной скорости – намного больше чем прежде. Были ли это вследствие изменения в правилах открытия огня, увеличения летных часов или более упорным сопротивлением врага – или комбинацией всех трех факторов – было трудно сказать. Иногда мы использовали свои системы вооружения для того, для чего они изначально разработаны. В других случаях, нам приходилось импровизировать – как в день, когда Поле Оторванной Руки получило свое имя.
Мы вылетели на запланированное задание с морскими пехотинцами в Каджаки однажды днем, прикрывая их, когда они выслали патруль для зачистки Святыни, и затем, проводили их через удерживаемую талибами деревню к ее западной окраине. Враг оказал сильное сопротивление, переходя от зданию к зданию. 
Мы поймали шестерых из них на открытом месте и прибили из пушки. Но парочка их более упертых компаньонов, прижали огнем отделение морпехов. Авианаводчик поднялся на вершину Сокола, что бы корректировать наш огонь. Он передал нам координаты этой пары.
Мы нашли их по тихому, двинувшись домой  и сделав двойной обход, выйдя из облаков за четыре километра позади них. Они были в белых рубахах, укрывшись в метре от обочины перед недавно побеленным домом. 
- Это они – подтвердил авианаводчик – Я с них глаз не спускал, начиная с их последней перестрелки. Уберите их как можно скорее, любым образом.
Они были сложной целью. Деревня была населена; повсюду были мопеды и животные и мы понятия не имели, кто был в доме позади них. НАР и пушка изрешетили бы стены и крышу, вероятно пройдя прямо через них. Из-за правил открытия огня у нас был только один вариант.
- Это можно сделать только «Хеллфайром» - сказал Пуск – ПОО просты – но соответствие средств и цели меня беспокоит. Ты мой оружейный гуру; мы действительно можем запустить управляемую ракету по гражданской деревне?
- Положительная идентификация, ПОО и разрешение на открытие огня не дают нам выбора, Босс, но есть сопутствующий ущерб и семье в этом миленьком доме. Мы можем подойти ближе и использовать пушку или развернемся вправо и накроем их «Хеллфайр» так, что взрыв уйдет в сторону. Если мы подойдем ближе, они убегут в дом и у семьи появится Терри Талибан в качестве квартиранта.
Снайперская винтовка калибра 12,5 мм была бы идеальная для этой работы. Но «Хеллфайр» был единственной системой вооружения, которую мы имели. Это было подходяще для данного случая.
- Окай, м-р Мэйси. Наводите.
- Я наведу тебя как следует. Наведу тебя так, что это войдет в историю «Апачей».
Босс глядел на меня в свое зеркало, пока я наводил перекрестье на землю точно между двумя бойцами, и увеличил разрыв до шести километров.
«Хеллфайр» не был создан для уничтожения живых целей. Мы наблюдали, как ракета сделала «горку» и  вышла на свой обычный угол поражения прямо на цель. Когда дым рассеялся, осталась только двухметровая воронка в земли.
- Дельта Отель  - доложил авианаводчик. (Delta Hotel, direct hit, прямое попадание – прим. перевод.)
Свежеокрашенная стена получила дополнительный завершающий штрих – коричневые пятна – но с другой стороны, все было чисто и дом выглядел абсолютно нетронутым. Требовалось время, что бы оценить боевые повреждения, но авианаводчик отлично подвел итог ситуации. 
- Я думаю, что ваши цели, похоже, испарились.
Этой ночью, после боя, морпехи с Сокола вели наблюдение, поскольку местные вышли, что бы забрать мертвецов. В следующий раз, когда мы подошли к Каджаки, авианаводчик передал нам их историю.
- Талибы действительно хорошо осмотрели все вокруг воронки в поисках ваших двух парней, но ничего не нашли. Тогда один из них пошел на следующее поле, примерно в тридцати метрах от нее и вернулся, держа оторванную руку. Именно поэтому мы теперь зовем его «Полем Оторванной руки».
 

Profile

dannallar: (Default)
dannallar

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
101112131415 16
171819202122 23
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 05:03 am
Powered by Dreamwidth Studios