Jan. 14th, 2017

Read more... ) Глава 7. Вопрос времени
Конфиденциальный визит премьер-министра Тони Блэра был наиболее плохо охраняемым секретом в Кэмп Бастион. Каждый знал о нем заранее.
- Слушайте, я знаю, что вы все знаете, кто должен к нам прибыть, - сказал однажды Босс на вечернем докладе – Но с этого момента, пожалуйста, прекратите обсуждать это. Предполагается, что это секретно.
Дарвин еще поддал жару Спуску.
- Мы можем попросить у премьер-министра автограф для Рокко?
- Нет, черт возьми, не можем! И пожалуйста, не дайте Рокко появиться у любого, пока он будет общаться с нами. Серьезно, парни, меня уволят. Вообще, у кого Рокко? Не могли бы вы передать его мне, пожалуйста?
Тридцать невинных лиц уставились на него; двадцать девять были таковыми, одно нет. Рокко не появлялся вот так просто. Триггер посмотрел на Карла. Глаза его сузились.
- Клянусь, у меня его нет, Босс.
Официальный приказ о максимальной готовности к «посещению очень-очень важной персоны» пришел за двадцать четыре часа. Они хотели, что бы все в лагере, кроме выполняющих неотложные задачи, выстроились в линию на взлетной полосе для Геркулеса для его встречи. Он должен был сесть, пройтись, спросить как у нас дела, даже не заходя в лагерь. Это было прекрасно для всех. Если надо было нас собрать, мы были в правильном месте. И это дало бы ему хорошее шоу.
Все мы должны были встать в 6.00 для построения в семь, так как прибытие ожидалось в восемь. Это был обычный сценарий вооруженных сил, «поторопись-и-подожди» - и это перевело Карла в режим суперворчания.
- Чертовски типично. Единственная ночь, когда мы не получили срочный вызов и мы должны По-любому встать с воробьями.
В лагере ощущалось волнение этим утром – не потому, что кто-то был взволнован от встречи с этим человеком, но потому, что это было что-то другое. Желанный перерыв в рутинной работе.
Нам сказали, что он собирается сказать речь, которая, как я надеялся, могла объяснить мне, какие задачи я должен был здесь решить. Мне было любопытно услышать, что он собирался сказать. Возможно, он скажет, что мы должны сделать; возможно он скажет, как долго мы будем здесь, или что где мы должны сосредоточить усилия. Независимо от того, что это будет, я хотел услышать это из первых рук.
Блэр был в двухдневной поездке по региону, согласно репортажу «Скай ньюс», увиденному мною мельком в ОВО. Он уже встретился с президентом Пакистана Первезом Мушаррафа в Лахоре. После нас, он должен был отправиться в Кабул, на встречу с президентом Афганистана Хамидом Карзаем.
Лидер оппозиции, Дэвид Камерон, уже опередил в этом своего конкурента, он был у нас в Июле. Гильменд был новой и «секси» войной в то время, так что новые и сексуальные политики облепили его как сыпь. Они больше не ехали в Ирак, даже не знаю почему. Верный своему долгу, Билли добился что бы его назначили в сопровождающие Кэмерона в туре в кабине «Апача». Он даже вырядился в свой летный комбинезон для такого случая, со всеми нашивками, кобурой и прочим. 
Трагедией для Личика было отсутствие каких-либо шансов оказаться один на один с очередной шишкой. Тони Блэр только быстро поприветствует нас всех и этим ограничится. Каждое из подразделений бригады было проинструктировано встать на отведенное ему место в полукруг в конце линии, с демонстрацией образцов их снаряжения, что бы дать фотокорреспондентам миленький фон. Для большинства парней это означало подогнать Лэндровер с турелью, БТР «Викинг», машину скорой помощи, или выложить в ряд снайперские винтовки. Для наших невезучих наземников это означало необходимость подняться еще раньше чем нам, что бы вытолкать «Апач» на 200 метров от нашей взлетной полосы к ВВП «Геркулесов». А потом они должны были толкать его обратно.
Это было действительно холодное утро – пасмурное, с редкими лучами солнца, прорывающимися сквозь облака, что бы дать нам немного тепла. Без солнца, ранним утром и на этой высоте, Бастион был не слишком приятным местом в это время года. Декабрь – буквально несколько дней и январь были единственными месяцами, когда Гильменд видел любые облака или дождь.
Билли был одним из последних в линии летчиков. 
- О, ты возлюбил задницу! – поприветствовал его Джорджи.
Большинство из нас пришло в своих камуфлированных куртках – которые были чистыми, не смятыми и не выцветшими, так как редко использовались и редко стирались. Но не Билли; отчаянно желавший показать свои крылышки, он боролся с дрожью в своем летном комбинезоне. В случае возникновения любых сомнений в ходе мимолетного визита у главы государства, именно он был пилотом «Апача».
Было 7.09, когда мы – большая часть огневой мощи Группы войск в Гильменде – были выстроены в линию, не имея никаких задач, кроме ничегонеделания в течении следующих пятидесяти одной минуты. Не было только Ника и Шарлотты, воздушные тесты в Кандагаре. Это был бы ценный опыт для Ника; он, возможно, однажды станет премьер-министром.
- Слушай сюда, Эд – толкнул меня локтем Билли – Давай проверим палатку с круассанами.
- Чего?
- Там. Я засек ее, когда спускался вниз.
Выглядящий с дешевым шиком шатер был установлен в конце ВВП. Его передние откидные пологи был закреплены в открытом состоянии, что бы показать титан с обжигающим кипятком, гору чайных пакетиков и пирамиду фильтров с кофе на деревянном столе для пикников. На втором столе был самый большой поднос круассанов, который я когда-либо видел: сотни их, с аппетитной начинкой, исходили паром в воздух раннего утра. 
Кучка старших офицеров стояли у входа в палатку, так что лобовое нападение не сработало бы. Билли и я решили попытать счастья с тыла.
- Извините, парни – сказал мастер-шеф повар – Никто не позволит вам здесь пройти.
- Брось, приятель, дай нам круассан.
- Я не могу. Никто не получит их, пока не прибудет Тони Блэр.
- Что, он собирается сожрать все 300?
- Слушайте, это не моя идея… Ой!
Мы оставили его в попытке задержать двух морпехов, которые попытались прокрасться внутрь за его спиной. Один из них держал дальний угол палатки, в то время как его напарник пытался проскользнуть под ним.
Вернувшись назад, мы застали Джорджи и Дарвина, поспоривших на самое длинное рукопожатие с премьер-министром. Это означало держать его руку столько, сколько вы могли, даже если бы он попытался вырваться. Еще они пытались вызвать на спор остальную часть команды, кто сможет задать самый странный вопрос и получить на него ответ.
- Только прошу вас, сделайте все с соблюдением приличий, пожалуйста. Я все еще хочу сделать карьеру в армии – Босс ненавидел каждую секунду, проведенную здесь.
- У меня есть идея получше, – сказал Дарвин – У кого есть камера?
Несколько ребят подняли руку.
- Отлично, тогда Джорджи и я сделаем вот что. Мы спросим м-ра Блэра, не будет ли он возражать против фото. Когда он спросит «Да, хорошо, парни, где мне встать?» мы скажем, «Там где вы стоите будет отлично, сэр» и дадим ему камеру. Держу пари, он будет так смущен, что сделает снимок, так или иначе.
«Геркулес» премьер-министра прибыл на несколько минут раньше и он вышел из двери кабины пилотов, приветствуемый бригадиром. Сорока-рыльный путешествующий цирк телевизионных операторов, фотографов и репортеров вылился через заднюю аппарель и осматривался вокруг, выглядя малость перепуганным. Наша дикая пустынная местность не напоминала афганские горы у Тора-Бора, которые вы привыкли видеть по новостям.
Окружение из старших чинов и вспыхивающих камерами репортеров повело его к дальнему концу строя от нас. Премьер-министр настаивал на том, что бы останавливаться поболтать с каждой группой, пока ТВ-камеры делают свое дело. Наконец он добрался до минометного расчета морпехов рядом с нами. Лысеющий тип в костюме с планшетом размером с лист бумаги прогуливался впереди.
- Господа, прежде чем премьер-министр доберется до вас, я хотел бы уточнить несколько деталей. Что вы все делаете?
Босс повернулся к нему
- Ты кто такой?
- О, я Боб…
- Боб кто?
- Боб Робертс. Из «Дейли миррор».
Сообщение вызвало общее веселье; мы думали, что парень был каким-то лакеем с Даунинг-стрит.
- Свали, лысый! – и – Прокладываешь путь, не так ли? – скандировали наземники из-за нас. 
Бедный тип удрал в другую сторону, глядя строго перед собой.
- Привет парни.
И наконец Тони Блэр стоял прямо перед нами. Мы были так заняты, швыряя оскорбления в чувака из «Миррор» что даже не заметили как он подошел.
- Соберитесь вокруг премьер-министра, пожалуйста – проинструктировал нас полковой сержант-майор.
Тони Блэр был в официальном костюме премьер-министра для зоны военных действий: голубые брюки, темно-синий блейзер и темно-голубая рубашка, с открытым воротом. Он выглядел постаревшим и усталым. В знаменитых голубых глазах его был блеск, но под ними были огромные мешки и в его волосах было больше соли, чем перца. Он был совершенно другим человеком, чем тот, которого я помнил идущим по Даунинг-стрит за девять лет до того.
Веселье эскадрильи улеглось; все были немного смущены звездой. Спуск, должно быть облегченно вздохнул; очевидно, что не смотря на все хвастовство, никто не собирался откалывать ничего прямо сейчас.
Блэр подал каждому руку. Не было никакого шанса удержать ее, даже если у кого-то и хватило бы на это яиц. Мы получили быстрое рукопожатие, с легким встряхиванием вверх и вниз, моментальный взгляд в глаза и затем он переключался на соседа. Две секунды каждому, максимум. Он двигался быстро, ясно давая понять, что не собирается играть в игру «я собираюсь удержать его за руку так долго, как только смогу». Никаких неожиданностей; он тряс за руку солдатню годами.
- Премьер-министр, это – 656-я эскадрилья, Воздушный Армейский корпус. Они действуют на «Апачах» AH Mk1.
- Ах, да – фирменная улыбка от уха до уха – Так вы, должно быть, работаете с местными.
Никто даже не знал, что ему на это ответить, так что никто этого не сделал. Такое убогое общение.
Кто-то действительно спросил про фотографию, но вместо того, что бы отмочить развязную шутку Дарвина, мы все застенчиво собрались вокруг Блэра – включая Дарвина. Самое бунтарское, на что мы решились, это подсовывание «рожек» в камеру за спиной Блэра, когда мы позировали для группового снимка.
После этого, так же быстро как он прибыл, он был сопровожден к медикам, следующей за нами группе в линии.
Билли не мог скрыть своего разочарования.
- Я думаю, он мог бы задать хотя бы один вопрос об вертолете. Он же купил эту чертову вещь, в конце концов.
Джорджи был также сконфужен, как и все остальные.
- Эй, вы слышали, что он нам сказал? «Так вы, должно быть, работаете с местными». Что он, нахрен, имел ввиду?
Было очевидно, что Блэр понятия не имел, кем мы были и что мы делали. К сожалению, единственное, что мы могли делать с местными жителями, так это пугать их до полусмерти. Поскольку большую часть нашего времени мы проводили на высоте 3 000 футов, он, возможно, не мог бы быть дальше от истины. Может быть, он всем говорил одну и ту же фразу. Думаю, это спасало его от необходимости заучивать двадцать разных.
Процессия завершилась и после 200 с лишком пожатых рук, Блэр наконец прорвался к палатке с круассанами. Трибуна была установлена от нее напротив, с громкоговорителями по обеим сторонам. После того, как Блэр допил свой кофе, нам приказали собраться для его речи.
Скамейки у платформы были захвачены путешествующими медиа. Они заняли лучшие места, так что я и Билли прыгнули на одну из них. За это мы заработали злобный взгляд от захватившего ее человека в толстых черных очках, позже опознанного мной, как политического редактора Би-Би-Си Ника Робинсона. Он не выглядел абсолютно счастливым от того, что мы разделяли с ним одну точку зрения. Билли и я ему улыбнулись.
 - Здесь, в этой экстраординарной области пустыни, где творится будущее мировой безопасности…  Только таким путе мы можем добиться безопасности, за которую сражаемся… Мы бороться с Талибаном, как с явлением, проявляя храбрость, что противостоять ему… Вы победите не только благодаря усилиям людей здесь, в Афганистане, но и в Великобритании и во всем мире… Люди дома очень гордятся той работой, которую вы делаете, независимо от того, что они думают о политических деятелях, отправивших вас сюда…
Он продолжал в течении приблизительно пятнадцати минут и закончил с «огромной благодарностью от нации в целом». За это он получил несколько приветственных возгласов и щедрые аплодисменты, так как стремительно направился обратно к «Геркулесу». Это было приятной поднимающий дух у толпы работой и было хорошо принято молодыми солдатами. Гордость, поддержка, храбрость; он знал все модные словечки, которые двадцатилетние служаки хотели бы услышать. 
Насколько я мог судить, маги Блэра и его летающего цирка начала исчезать, как только они покатились вниз по взлетно-посадочной полосе. Несмотря на его хорошо обкатанные фразы и эмоциональные выражения, он фактически не сказал нам ничего, чего бы мы уже не знал. Не было ни больших выплат, ни расширения оборонного бюджета, ни крайних сроков для окончания конфликта, ни возврата муниципальных налогов для наших семей дома. Он не сказал ничего нового. Я задавался вопросом, зачем он вообще потрудился проделать весь этот путь. Однако круассан с беконом был хорош.
 Когда ноябрь стал декабрем, первые оценки ситуации Алисой оказались все более и более точными. Талибы не только стали лучше, они были вокруг нас.
Воздушное прикрытие меняло результат огромного количества боев в пользу наших наземных частей, так что талибы ненавидели все ударные воздушные машины Коалиции – но особенно, они ненавидели «Апачи».
Если вы ищете способ бороться с авиацией, не имея своей собственной, вам понадобятся зенитные ракеты. ЗРК были эксклюзивом для супердержав в мире, но к концу 1980-х они стали повсеместным явлением. 
Ракеты использовали три разные системы отслеживания и поражения цели: наведение по радару, тепловые головки наведения или лазерное наведение. Они варьировались по качеству, но большинство могли обнаружить любой летающий объект в диапазоне от 1 000 до 20 000 футов – приблизительно в радиусе шести миль, и уничтожить в диапазоне четырех.
Все три типа ЗРК, как полагали, попадали в Афганистан. В основном это были портативные зенитные ракетные комплексы – ЗРК, запускавшиеся с плеча, которые вы могли нести с собой пешим. В них не было недостатка. В Дишворте нас проинформировали, что ожидаются русские ПЗРК «Стрела-2» и «Стрела-3», китайские NH15-е, американские «Стингер» и британский «Блоупайп», которыми ЦРУ и МИ6 наводнили страну во время советской оккупации.
Хорошая новость была в том, что хотя мы знали, что у талибов были ПЗРК, мы полагали, что большая их часть их фактически не работала. Их самая большая проблема – и наша самая большая удача – состояла в том, что их батареи выходили из строя. Особенно это касалось «Стингеров» и у талибов не было никакой возможности их заменить. Даже в мире подпольных торговцев оружием, большинство думало дважды о контактах с исламскими экстремистами, из-за слишком уж горячего к ним интереса.
- Рабочий ПЗРК это самый ценный товар для талибов – сообщил нам докладчик разведкорпуса. 
- Мы считаем, что те немногие, что у них остались, будут использоваться только в качестве последнего рубежа обороны очень серьезных людей; они будут использованы, только если лидеры Талибана или Аль-Каиды будут находиться под непосредственной угрозой.
 Никакие ПЗРК не стреляли по машинам Коалиции в Афганистане в течении долгого времени, так что, хотя мы сохраняли осторожность, мы не относились к угрозе ПЗРК слишком серьезно. Тем не менее, в четвертой неделе тура они действительно выстрелили из ПЗРК против нас – в Гильменде, по голландскому истребителю-бомбардировщику F16, позывной «Рамит».
Я был в ОВО в это время, просматривая записи стрельб на компьютере. Новости выводились в MIRC. Это был новостной чат в Military Internet в каждой штаб-квартире во всех четырех южных провинциях – огромный дисплей, видеотелетайп, печатающий в одну строку доклады по идущим операциям по всему Региональному Командованию на юге; бегущий курсор записывал в ленту целую войну.
- Иисусе, вы видели это?
Все в палатке столпились вокруг MIRC.
«КАБУЛ:РАМИТ ОБСТРЕЛЯН ПЗРК. ЮЖНЫЙ САНДЖИН. ПЗРК УНИЧТОЖЕН…
- Черт возьми. Что происходит в Санджин? Спецназ берет крупного игрока, о котором мы не знаем?
Это было не так. Быстрый звонок в бригаду подтвердил, что никаких операций по захвату, происходящих в области Санджина не было. Фактически, войска даже не трогались с места.
На следующий день поступил полный текст отчета. Наблюдатели на передовой оперативной базе «Робинзон», базе поддержки морпехов в Зеленой зоне, в семи кликах к югу от окружного центра Санджин, засекли спорадическую стрельбу с запада. Они связались с авиадиспетчерами бригады, что бы спросить, не мог бы какой-нибудь пролетающий самолет бросить туда быстрый взгляд.
В тот день облачность была довольно низкой. Что бы посмотреть, что происходит, F16 должен был опуститься ниже нее, на 3 000 футов. Стрельба прекратилась, так что самолет покрутился там минуту или две, в качестве демонстрации силы. Спиральный след серого дыма поднялся из Зеленой зоны, когда ракета пошла по дуге к F16. Она прошла сзади самолета, отклонившись на тепловую ловушку, и исчезла в облаках.
Дуга означала то, что ракета была управляемой – ЗРК. Спираль и серый дым означали «Стрелу-2М» - разрушающая хвост, наводящаяся по теплу от двигателей. И это не был выстрел навскидку. Требовалось несколько минут, что бы подготовить «Стрелу-2М». Это указывало на все признаки подстроенной ловушки. «Рамит» был везунчиком. 
Инцидент потряс воздушное сообщество. Это говорило о двух вещах. Первое, у талибов были ПЗРК которые работали; второе, они будут счастливы теперь атаковать возможные цели. Это не привело нас в восторг. Это был полный разрыв с их предыдущим характером действий.
Спасение «Рамита» от ПЗРК выводило на иную точку зрения на недавний перехват разведки. За несколько дней до запуска, радиоперехват засек командира талибов, сказавшего «Принесите грабли и лопаты, что бы поразить вертолеты». Первоначально разведячейка решила, что грабли и лопаты означало китайские неуправляемые ракеты и пусковую установку. Теперь стало ясно, что речь шла о ПЗРК.
Алиса тогда сообщила серию различных отрывочных плохих новостей о ПЗРК на утренних и вечерних сводках на следующей неделе.
- Мы полагаем, что они планируют переместить «Стингер» в Санджин или Каджаки. 
- Что вы имеете ввиду? – спросил Босс – Откуда эта инфомрация взялась?
- Мне очень жаль сэр, но я не могу этого сказать.
Это обычно означало АгРаз, агентурная разведка – они же шпионы. Я и все остальные пилоты мысленно скрестили пальцы, что бы следующий срочный вызов не поступил из Саджина или Каджаки.
Нам так же сказали, что один командир талибов на севере провинции хвастался, что мог слушать все, о наших передвижениях. «У меня есть британские радиочастоты и я знаю все, куда они направляются».
Это было, конечно, возможно. Возможно, он взял их у мертвой пары SBS в июне. Он не мог подслушивать «Апачи», так как наши радиопереговоры были шифрованы и коды регулярно сменялись. Но вот в «Чинуках» не были.
Алиса также сказала, что один умный офицер-аналитик обнаружил, что было не менее пяти «Стингеров» в долине между Санджин и Каджаки.
 Но второй радиоперехват талибов в Нов Зад в течении нескольких дней держал разведку на ушах по поводу ПЗРК. Перехваченный разговор командира гласил что «когда вертолеты прибудут, профессионал собьет их этой вещью на расстоянии».
«Профессионал» и «вещь» сами по себе не были определенно ПЗРК, но «собьет с расстояния» определенно была. Это также, было хорошей подсказкой. Это определяло «вещь» как ПЗРК с тепловым наведением. Чем дольше ракета была в воздухе, тем лучше были шансы попасть в двигатель самолета: поскольку разница была ощутимой, источник тепла был яснее для головки наведения. Перевожу: они ожидали прибытие некоего типа, который знал что делал и затем они определенно собирались сбить одного из нас из ПЗРК с тепловым наведением.
Огромный объем активности ПЗРК и разведки шел в короткий период. Сколько здесь было правды и сколько блефа мы понятия не имели. Это была вечная проблема с шпионскими играми; это был мир дыма и зеркал. Все что мы знали, так это что у ублюдков что-то есть. Ставки возросли, игра пошла.
Ощущение предчувствия с которым я начал тур, уменьшилось после несколько успешных контактов с врагом. Теперь оно вернулось снова. Я не спешил стать первым британским пилотом «Апача», которого собьют из ПЗРК.
Есть такой ЖЖ житель. Krylov.
Написал... ну не знаю, наверное роман.
"Золотой ключ". Под именем Харитонов.
Некоторые уважаемые мной люди его похвалили.
Ну, они умные. Я знаю, что не очень.
Дочитал, все-таки.
Хуже от текста у меня ощущения были - например, творчество Ю.Мухина, Кара-Мурза и прочих Калашниковых.
Но автор постарался, что еще могу сказать.

Profile

dannallar

July 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9 1011121314 15
161718 19202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios