[personal profile] dannallar

Глава 20. Командование: подведение итогов

Карл расписался за вертолет, пока я отмывал кровь Мэтью с рук своих.
Я сидел на крышке ящика от ракет, под ярким солнцем и лил воду из канистры. Я не мог собраться и дойти до туалета с его мылом.
Я пытался понять, что, черт возьми, происходит. Возможно дело было не в нашем уровне топлива – Спуск возможно, поймет, учитывая обстоятельства. Я никогда не видел его таким обеспокоенным прежде. И мы не ожидали командира полка сегодня в Бастионе…
Я присоединился к Карлу в ангаре наземников. Мы были отстранены от полетов, пока техники изучали мой сломанный тепловизор, так что другие шли впереди. Мы были оба погружены в мысли. Хорошо, мы нарушили несколько правил сегодня. Но что-то, что мы сделали неправильно, было в попытке сделать что-то правильное. Наша проблема была в том, что дорога в ад вымощена благими намереяними.
Посадка для эвакуации даже не рассматривалась. Если бы оба «Апача» были сбиты на отходе из форта, мы бы близки к двузначному числу покойников. Сама мысль об этом серьезно пугала огромное количество важных людей и четверо из нас с трудом проталкивали это на протяжении всей миссии. После двадцати двух лет в армии я слишком хорошо знал, что малейшая непредусмотрительность могла быть очень опасной вещью. Чем больше я об этом думал, тем больше понимал, что должно быть, имел ввиду Спуск. Наши действия теперь должны были быть оценены в свете дня и результат мог быть неоднозначным.
Я распахнул дверь своего шкафчика. Слово «ангел» было небрежно написано на ее внутренней стороне черным маркером, как напоминание, не покидать дома без него. Карл был поглощен своим собственным ритуалом: он вытянул письмо жены из ящика и поцеловал его. Мой ангел заслуживал того же, после сегодняшнего утра. Я открыл рывком «велкро» моего правого нагрудного кармана и запустил туда свою руку. Я нащупал только свое военное удостоверение.
- Напарник, посмотри по сторонам, не видно ли моего ангела?
Он осмотрелся и покачал головой. Мы просмотрели гладкий бетонный пол под ногами, но там тоже его не было. Мое горло пересохло. Как я скажу об этом Эмили? Она решит, что это было предзнаменование; то, что я погибну в моем следующем вылете.
- Это не шутки – сказал Карл. – Он нам, скорее всего, понадобится, когда за нас возьмется командир полка…
Он положил руку мне на плечо. Его выражение лица сказало мне, что он понимал, что сейчас не время для подколок на эту тему.
- Покидаем в корзину для мусора?
Я заколебался на мгновение, перепроверяя свой карман. По-прежнему, ничего.
- Давай сделаем это – ответил я.
Это был другой из наших священных ритуалов после заданий, и никто не собирался останавливать нас. Карл выиграл.
Он вез нас наверх в оперативный центр ОВО на Лендровере, который он же и припарковал у ангара пятью часами ранее. Билли и Джорди уже были там и ни один не мог заставить себя взглянуть мне в глаза. Так что они тоже были в терзаниях. Никто в комнате не проронил ни слова.
Вошел Спуск. Его лицо выглядело абсолютно непроницаемо. У меня было плохое предчувствие.
- Не могли бы вы четверо пройти назад? Я скоро буду там с командиром.
Мы начали свой путь из палатки в защищенное помещение тактического планирования.
- Сделай для нас кофе, официант – сказал Карл, пытаясь сломать напряженность.
- Да, дайте два, официант – подключился Джорди. – Вы были последними в форте.
Но на этом шутки и закончились. Я сделал четыре кофе в тишине. Спуск вновь появился, когда я передавал их, в сопровождении комполка. Спуск закрыл за ним дверь. Это был первый раз, когда я видел полковника Секстона, после его прибытия в Афганистан двумя неделями ранее.
- Добро пожаловать в Бастион, сэр.
Температура в комнате упала на десять градусов.
- Это второй раз, когда я был здесь.
Четверо из нас сидели рядом в удобных креслах. Спуск вытянул несколько твердых пластиковых стульев и он с комполка уселись напртив нас. Как всегда, полковник выглядел свежевыбритым. Его темные, тщательно зачесанные на пробор волосы, мерцали под неоновым светом.
- Итак, джентльмены…
Он взял паузу, взглянув в глаза каждого из нас. Я внезапно понял, как должны были чувствовать себя те бедные чертовы ученики, когда сэр Алан Шугар собирался сказать им: «Вы уволены…»
- Что за чертову хренотень вы устроили?
Мы уставились на него в ошеломленном молчании.
- Вы прорекламировали всей армии возможности, которыми мы не располагаем. Люди теперь будут думать, что это для нас обычное дело…»
Он медленно проговаривал, делая каждое слово похожим на угрозу.
- Я не уверен, что вы осознаете серьезность своих действий. Люди собираются набросится на вас с больших высот. ОВК и Управление хотят получить кое-какие ответы.
Непредусмотрительность дала нам пинок. Дерьмо. Это обернулось против нас.
- Вы решили, что можете нарушить РПЭ, которые ясно говорят, что вы можете и чего не можете делать. Скажите мне, где в РПЭ говорится, что не прошедшие обучение части могут использовать эту процедуру? Это аварийная процедура, только для экипажа вертолета.
Это шло вразрез с каждым принципом, который я когда-либо поддерживал. Как могли быть одни правила для нас и другие для всех остальных?
- Вы решили проигнорировать РПЭ. Кто здесь делал это в реальной обстановке? Кого здесь обучали для этого? Те морпехи не были подготовлены для этого. Они просто вцепились в борт.
Билли был первым, кто решил пройтись на цыпочках по этому минному полю.
- Они были пристегнуты, сэр. Ну, они были…
- КАК они были пристегнуты?
Я постарался, что бы мой голос звучал твердо, насколько возможно.
- Я показал каждому из них правильный способ, сэр.
Он проигнорировал меня.
- Итак, без любой подготовки и с полным игнорированием РПЭ, вы решили пристегнуть людей к вертолету. Что произошло бы, если один из них свалился?
Его темные, немного прищуренные глаза опасно вспыхнули. Никто не ответил. Мы начинали понимать, что речь будет не «хорошо сделано». («Хорошо сделано» - традиционный сигнал одобрения маневра подчиненного, поднимаемый флагманом в британском военном флоте. Прим. перев.)
- Вы полетели во вражескую крепость! Что произошло, если бы один из ваших вертолетов был бы сбит? Вы понимаете последствия парада Талибана вокруг «Апача»?
Тишину, которая установилась, можно было резать ножом. Но полковник еще не закончил.
- Я просто не могу поверить что рисковали потерей двух вертолетов по 40 миллионов фунтов стерлингов каждый, в тщетной попытке спасти кого-то, кто был уже мертв.
Я был полностью ошарашен. Все мы были.
- Мы не знали этого, полковник – спокойно сказал Билли – Мы не знали что он был мертв.
Мой рот открылся. Все это было бесполезно. Волна печали нахлынула на меня. Выражение лица полковника сменилось со стальной решимости до удивления. Он, очевидно, понятия не имел что мы ничего об этом не знали.
- Извините меня, сэр – Билли поднялся на ноги и вышел из комнаты.
Хорошо тебе, Билли. Ты не собираешься сидеть тут и брать все это на себя.
Снова воцарилась тишина, поскольку комполка ждал возвращения Билли.
Если бы… Если бы мы были быстрее, мы возможно, спасли бы его. Если бы мы только быстрее ушли из форта. Если бы, если бы, если бы…
Надежда заставила нас поверить в невозможное. Теперь книга была закрыта. Мы облажались и теперь получили хороший пинок, за то, что осмелились попытаться. Что за дерьмовый день.
Но это не была злость, которая выгнала Билли из комнаты. После нескольких секунд, тишина была прервана звуками его возвращения снаружи. Он зашел назад, белый, но невыразительный и выбросил платок в мусорную корзину. Мы все знали как он себя чувствовал. Командир дал нам еще несколько секунд переварить новость. Наша реакция явно потрясла его.
- Почему вы не стали ждать «Чинук» по плану группы быстрого реагирования?
Мои глаза сузились. Карл выглядел таким же ошарашенным, как и я. Джорди пожал плечами. Билли уставился на комполка, пытаясь переварить то, что он сказал.
- План группы быстрого реагирования включал в себя высадку с «Чинука» через двадцать минут.
- Насколько мы знали сэр, не было никаких «Чинуков» по плану ГБР – сказал Билли.
Полковник замолчал снова. Мы не знали о его плане. Он упер руки в бедра, как будто собираясь встать, затем передумал и повернулся к Спуску.
- Мы должны решить, как мы сообщим об этом – он сделал паузу. – Мы должны гарантировать, что были включены в процесс принятия решений и знали все время, что происходит. На данный момент выглядит так, как будто четыре сержанта пошли и сделали что хотели, без нашего одобрения.
Так вот что это было. Спокойно, Мэйси; оставайся очень спокойным.
- Сэр…
Он взглянул на на меня.
Оставайся спокойным, Мэйси.
- Я не сержант – процедил я сквозь зубы – Я гребанный уоррент-офицер.
Хорошо сделано, Мэйси… по настоящему спокойно…
Он впился в меня взглядом.
Что было предпочтительнее: талибы, снимающие сбитый «Апач» или британский солдат, освежеванный в прямом эфире на «Аль-Джазира»? Кто был бы больше расстроен, лорд-канцлер Казначейства, потерявший сорок миллионов фунтов стерлингов или семья, не могущая заснуть по ночам? Его мать даже не смогла бы похоронить его.
Давным-давно красный туман застилал мне взор и выводил меня из точки равновесия; красный туман, который втравливал меня в драки в детстве и в десантниках. Сейчас его не было, но в глубине души я был также зол. Я знал, что скорее всего, должен был сидеть сложа руки, но ничем не мог себе помочь.
- Я пока ничего не сказал, сэр – я наклонился вперед – Но хотел бы сказать три вещи.
Я смотрел прямо ему в глаза.
- Во-первых, меня не интересует сколько стоит вертолет; это было рассчитанное решение.
- Дело не только в вертолетах, м-р Мэйси – ответил полковник – С вами было четверо морских пехотинцев. Риск для них –
- Мы вызвали четырех добровольцев, сэр – сказал я. – Мы вызвали четырех добровольцев и я подробно описал план полковнику Магоуону.
Комполка просто смотрел на меня.
- Второе, я не делал и никогда не видел разницы между любым британским солдатом, летчиком или кем-то еще. И наконец… - я сделал паузу, потому что я действительно хотел, что бы он услышал это, ясно и четко - … Вы действительно хотя бы на мгновение полагали, сэр, будто мы решили, что вы не находились в контуре принятия решений?
Он выглядел абсолютно растерянным.
- Я ожидал что вы и майор Джеймс будете в контуре и будете следить за этим через трансляцию с «Нимрода». Вы могли отменить это в любой момент. Сэр…
- Я пытался м-р Мэйси. И бригадир был против.
Это объясняло интриги по радио, когда мы достигли командного пункта Магоуона.
- Я не знал об этом, сэр.
Он теперь понял, что мы не имели понятия о «Чинуке» ГБР; то, что мы не получали никаких прямых приказов, и полагали что он знал – и поддерживал – эвакуацию.
Но он также знал, что мы выбросили инструкции в окно. Решающим вопросом было: считал ли он, что результат стоил риска?
Это было время для принятия решения. Решения, которое бы затронуло карьеры всех в этой комнате – и не в последнюю очередь, его лично. Он собирался принять ставку и возбудить против нас дисциплинарное расследование, или избежать риска и подождать решения кого-либо еще? Он поддержит нас или бросит нас псам?
Комполка повернулся к Спуску и глубоко вздохнул.
- Крис, если бы Вы были в этом полете, что бы Вы сделали?
Это была самая настоящая подстава, которую я видел. Как один из его командиров эскадрилий, Босс отвечал полковнику Секстону; он был обязан поддержать его. Спуск получил решающий голос. Он не колебался ни секунды.
- Будь я в тех же самых обстоятельствах, полковник, я сделал бы то же самое, что и мои люди.
Чертов хороший парень.
Рот полковника открылся и закрылся, и он осмотрел комнату, ища вдохновения.
Наконец он сказал:
- Нам нужно поговорить, Крис.
И с этими словами он встал и стремительно пошел к двери.
Билли, Джорди, Карл и я смотрели друг на друга.
- Черт бы меня побрал – сказал Джорди – Я этого не ожидал.
- Мы тоже – сказал Карл – Ты в порядке, Билли?
- Ага – Билли все еще не пришел в себя.
Я нашарил свой блокнот в кармане штанов.
- Хорошо, парни, я буду вести стенограмму. Нам понадобится это при расследовании. Итак, вы помните, кто что сказал?
Джорди встал.
- Отличная идея, Эд, но не могли бы мы сделать это снаружи? Я всерьез нуждаюсь в глотке свежего воздуха.
Мы провели следующий час, сгрудившись вокруг скамьи на солнце. Я записывал каждое слово, пока Джорди и Карл скулили как в аду. На этот раз у Карла была настоящая причина себя так вести и мы не собирались ему отказывать.
Запись всего этого помогло нам снова повторить наши действия и мысли, сопровождавшие их. Это также позволило спустить пар, после невероятного напряжения утром.
Билли медленно потер ладонью по своей щетине, когда мы закончили. Из всех нас Билли пришлось хуже всех. Он был командиром на задании. Это бы не только шок от смерти Мэтью, который заставил его блевать. Полет значил для него все; это была его жизнь. Он шел к получению офицерского звания. Меньшее, что ждало всех нас, и на что он мог рассчитывать, это лишиться его крылышек. Как Небесный Коп, Билли знал это лучше, чем кто-нибудь другой. Он смотрел в бездну.
Билли был не одинок. Дорджи был Коп Спасения, Карл был Коп по радиоэлектронной борьбе и я был Коп Вооружения. Мы хранили инструкции: та же самая книга, которую собирались бросить в нас – и возможно, даже тяжелее, так следить за их соблюдением было нашей обязанностью. Билли смотрел на каждого из нас по очереди.
- Мы все сделали правильно.
Все мы согласились с ним. И затем все мы обменялись рукопожатием. Один за всех и все за одного. Было время ланча, но только Карл и Джорди были голодны. Билли и я побрели обратно, в оперативный центр, что бы продолжить дневную работу.
ФОГ слонялся рядом и рассказал нам о плане полковника с ГБР. Это был переназначенный «Чинук» в Бастионе и он должен был высадить двадцать с лишним морских пехотинцев форте, что бы вытащить Мэтью. Спуск попросил ФОГа передать это нам, когда мы оказались в мертвой радиозоне у штаб-квартиры Магоуона. Он забыл.
Это ничего не меняло. Чинук прибыл бы двадцатью минутами позже нас, как минимум и у Мэтью не было двадцати минут. И так или иначе, это был полный бред. Большую старую птичку вроде «Чинука» расстреляли бы в дерьмо в Югруме. Если это произошло в воздухе было бы еще двадцать пять с лишним мертвецов. Бригадир в этом был совершенно не заинтересован; он только упомянул два варианта во время своей передачи приказа по сети.
ФОГ также забыл сказать нам, что Спуск отправил второй «Чинук» к орудийной позиции с дополнительным топливом. Ирония была в том, что топливная драма была единственной вещью о которой комполка все еще не знал.
Штабное звено было немедленно отстранено от задач ГБР/ГРГ. Как при любом проишествии, поднялась гора административной возни. Куча военных полицейских в красных беретах Специального Отдела Расследований взяли длинные показания от всех пилотов – включая Ника, Шарлотту, ФОГа и Дарвина. В соответствии с законом, мы все были свидетелями случая со смертельным исходом и пока по нему не было принято решения, он считался подозрительным.
Спуск вернулся после ланча, возглавить обычный разбор полета. Поддержать нас перед лицом комполка было храбрым поступком, но он так не считал. С его точки зрения, он только сказал правду, как всегда он делал. Еси офицер лгал, он терял честь. Без чести, как он мог вести своих людей?
Он признал, что это был решаюший момент в его карьере, которой, возможно, теперьу него не будет. Я сказал ему, что никогда не забуду что он сделал и я не забыл. Мы стали обсуждать ситуацию дальше. Теперь это было уже не в наших руках – включая Спуска.
Восемь пилотов, парень из разведки, оперативный офицер и Босс вернулись назад в Центр тактического планирования и просматривали записи фотопулеметов на экране в пять квадратных футов. Это дало нам некоторые довольно интересные вещи об этом утре.
Повсюду были РПГ. Мы пропустили большинство из них, так как экраны у нас были маленькие и мы были одержимы Мэтью. Более 100 были выпущены во время или после того, как штабное звено было над целью; в основном залпами с юго-востока – у начала линии деревьев и деревни.
Мы проверили запись тепловизора Билли и она показывала каким горячим был Мэтью во время миссии. Он пылал и его температура не снижалась, несмотря на холод. Это значит, у него сохранялось кровообращение. Его сердце продолжало биться. Я не знал, сделало это все хуже или лучше.
Лента Билли показала ясно, что Мэтью не двигался. Мы трижды проиграли момент, когда Билли решил, что он пошевелился – и тогда поняли, что переместилась его тень, так как солнце поднималось.
Срочно доставленные записи 3-го звена показали как много талибов полегло на восточной стороне форта в попытке окружить нас: буквально десятки их, используя водоотводную канаву в качестве укрытия. Почти все, что выпустили Шарлотта и Тони ушло что бы подавить эту группу. Не удивительно, что они дошли до винчестеров.
В целом, мы пришли к выводу, что их было около 100 на севере и востоке от форта. Было невозможно сказать, насколько больше ждали в деревне, зданиях форта и системе туннелей, но по крайней мере, вдвое больше. Они, должно быть, пришли за много миль оттуда; они получили достаточно предупреждений.
Как только ленты кончились, стало более чем очевидно, насколько малы были шансы для роты Зулу снова пересечь реку. После того, как талибы подтянули подкрепления, даже батальон в 600 пехотинцев не смог бы взять это место.
Наконец, мы наблюдали освещение 3-м звеном их оргии огня, когда мы вылетели из форта. Отход занял в общей сложности пятьдесят пять секунд – во время которых они выпустили на 324 000 фунтов стерлингов ракет и НАР – 5890 фунтов стерлингов в секунду. Никто за всю сорокадевятилетнюю историю Армейского Воздушного Корпуса не выпускал и половины такого количества боеприпасов с такой скоростью с одного летательного аппарата и мы сомневались, что кто-нибудь сможет это повторить.
В конце разбора постучали в дверь ЦТП и главный техник сунул голову внутрь.
- Босс, получите Ваш отчет о повреждениях вертолетов.
Спуск застонал.
- Продолжайте. Насколько все плохо?
- Нигде ни одной пробоины.
- Действительно? Вы уверены?
- Ни одной. Я сам не мог поверить. Я заставил проверить парней дважды. Это точно. Ни единого попадания во всех четырех из них.
Это напугало нас. Пулевой магнетизм Тони привел к трем попаданиям в разных случаях в Афганистане. Отсутствие попадание выглядело невероятным.
Оперативный офицер подытожил разбор полетов.
- Не было никаких нарушений положений Инструкции по эксплуатации, вес огня соответствовал задаче и у нас нет никаких докладов о повреждениях на этот раз. Добавите что-нибудь, Дарвин?
Тони усмехнулся.
- Нет, сэр.
- Отлично Джорди, как ты думаешь, что с твоей полугодовой проверкой управления?
Билли поставил свою оценку не дожидаясь ответа на его вопрос.
- Вы провалились. Вы нарушили каждое правило в книге – и вы можете снова вылететь для пересдачи завтра утром в шесть ноль ноль.
- Я никогда не сяду с тобой в «Апач» снова. – пробормотал Джорди. – Никогда.

Profile

dannallar

July 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9 1011121314 15
161718 19202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios